?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

СТРУКТУРА ТРАВМЫ

Франц Руперт предполагал, что травма разделяет человека на три части: выжившая, здоровая и отсеченная.

Выжившая часть — это тот набор качеств, который формируется под воздействием травмирующих обстоятельств. Он может быть разным: от вынужденной беспомощности до чрезмерной активности, от попытки нравиться всем подряд до полного отказа от построения отношений.
В других подходах выжившая часть называется копинговыми стратегиями — от слова «коуп» - справляться. Эта часть — обычно — ригидная, жесткая, плохо поддается коррекции, потому что в свое время получила много подкрепления.

Отсеченная часть — часть, мало доступная или недоступная для принятия. Опять же, в зависимости от ситуации отрезанным может быть все, что угодно: лидерские способности — если человеку запрещали иметь собственное мнение и «высовываться», интерес, настойчивость, уверенность в себе, агрессия, самоподдержка — и многое другое.
Отсеченная часть критикуется, не принимается, обозначается уничижительными словами, часто подается как то, с чем нужно бороться или вообще вытесняется.
Лидерство называется желанием всех подавить, интерес — желанием лезть не в свое дело, настойчивость — назойлиовостью, агрессия — грубостью, наглостью и так далее, самоподдержка — эгоизмом.

Здоровая часть — часть, которая страдает от дисбаланса, слышит свои потребности и свою боль. Именно она обычно и заставляет человека обратиться к психологу.
Но на прием к нему приходит всегда выжившая часть. И именно она терапии и восстановлению целостности сопротивляется: ей страшно позволить жить и дышать отрезанным частям, потому что это когда-то было опасно. Она не верит, что в отесеченной части есть что-то хорошее.

В целом вся эта картинка напоминает дисфункциональную семью, где один родитель — устал на себе все тащить, но не позволяет второму, в чем-то неуспешному, взять свой кусок, а ребенок — вынужден за этим наблюдать.

Функционально в терапии мы, как правило, отказываемся от такой картинки, позволяем здоровой части набраться сил за счет ресурсов отсеченной части — и снять нагрузку с выжившей.
promo imja july 2, 2021 18:52 237
Buy for 500 tokens
1.Моя первая книга о психотерапии, психотерапевтах, сексе, любви и родителях. увы, тираж раскуплен и существует лишь в электронном варианте за 200 рублей. 2.Письма к N - сборка моих стихов, маленькая и нарядная. Очень личные и не очень стихи за последние пять лет. И они могут быть у…

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
hockey_daddy
Oct. 12th, 2018 11:20 am (UTC)

Спасибо!

shahien
Oct. 12th, 2018 03:19 pm (UTC)
Значит люди, у которых диссоциативное расстройство идентичности - у них какая-то травма просто очень далеко зашла, и части слишком обособились?
imja
Oct. 14th, 2018 08:05 am (UTC)
в этом суть диссоциации
olhen2
Oct. 12th, 2018 04:09 pm (UTC)
Интересно и важно. Травмирующее воздействие может быть каким угодно: например, я левша, переученная в детстве на правшу. Моя правая рука, следовательно перегружена (выжившая), ей можно дать разгрузку засчет левой руки
olessya_online
Oct. 12th, 2018 05:31 pm (UTC)
Спасибо!!!
emelina_vnuchka
Oct. 12th, 2018 08:42 pm (UTC)
Здоровая часть — часть, которая страдает от дисбаланса, слышит свои потребности и свою боль. Именно она обычно и заставляет человека обратиться к психологу.
Но на прием к нему приходит всегда выжившая часть. И именно она терапии и восстановлению целостности сопротивляется: ей страшно позволить жить и дышать отрезанным частям, потому что это когда-то было опасно. Она не верит, что в отесеченной части есть что-то хорошее.

А я например, не верю, что в выжившей части меня есть хоть что-то стоящее. Мне кажется, что в тех отсеченных частях, как раз все самое лучшее осталось, а к выжившей части я отношусь с ненавистью и пришла в терапию, чтобы поправить это живое, но кривое и уродливое, и глубоко мною ненавидимое. Меня терапевт пытается развернуть лицом к тому, что много живого и хорошего, но пока я не принимаю это.
( 6 comments — Leave a comment )

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel