March 21st, 2014

psy

А вдруг он врет?

меня это всегда в историях с детскими изнасилованиями и развратными действиями всегда поражает: а вдруг ребенок врет? Хочет, дескать, выжить отчима или напугать мать.

Вчера только с клиенткой обсуждали эту тему: "Пусть сидит за столом, пока не съест", "Мать же приготовила, старалась, что значит - невкусно или не ест?" или "А как проверить, что ребенок правда ест дома, все ведь выливали борщ в унитаз". И я как-то не могла в тот момент сформулировать - про что это для меня. Но ведь это просто реакция ребенка на манипулирование при отсутствии искренней заинтересованности со стороны взрослого. Если с ребенком не договариваться, не предоставлять выбора, он ответит тем же. Его сам родитель учит именно этому.

Все эти вещи формируются при игнорировании ребенка. Отсутствии внимания к нему и его действиям.
Дети врут. Это нормально. Но родителям в важных вещах они врут только, если что-то не так: а)родитель слишком часто беспомощен или бесполезен, и они не хотят его зря расстраивать; б)родитель домогается правды, как следователь признания - чтобы наказать; в)родитель все равно не верит словам ребенка, если его мнение не совпадает с мнением ребенка; г)если все настолько хреново в общении родителя с ребенком, что у ребенка уже сдвинуты моральные нормы, и ему плевать, правду говорит он или нет, главное - получить то, что он хочет. Это не все варианты, конечно.
Но обычно они достаточно невеселые.

Я научилась врать в три года. Не обманывать, не лукавить - врать. Спокойно говорить неправду, глядя в глаза.
Это было связано с тем, что меня жесточайше ругали за сломанные вещи - в семье был культ бережливости.
Поэтому если я что-то ломала, я это прятала или тайно выбрасывала, а потом говорила, что понятия не имею, куда оно делось. Ну и чинить хорошо умела - могла замок шкафа сама перебрать, ну и - конечно - заклеить что-нибудь, запаять, накопить деньги и купить новое.
Я с детства знала, что если скажешь правду - накажут. А если с честным видом уйдешь в несознанку - может, все и обойдется, потому что родители хотят верить, что я - хорошая.

Я не наказываю свою дочь, когда она говорит мне правду. Так и сообщаю: я обещаю, что ничего ужасного не сделаю, буду на твоей стороне, расскажи мне, как все было.
И только если я это проговариваю, она рассказывает, что она ударила Максима потому, что он назвал ее дурой, а назвал он ее дурой за то, что она забрала его вещь и долго не отдавала.
А еще она знает, что я ее не обманываю. Бабушки (обе) обманывают по мелочам, а я нет. Это трудно - не врать детям. Но я стараюсь. Потому что рано или поздно такая ложь вскрывается, и ребенок начинает доверять меньше.

Я маминым родственникам перестала доверять, наверное, еще до школы, потому что они никогда не договаривались - только манипулировали.
Поэтому я считаю, что ребенок может чудовищно врать про то, что отчим изнасиловал или на улице ограбили только, если в семье что-то еще почти настолько же плохо. Мне, например, в жизни бы не пришло в голову оговорить отца перед мамой.

Ну и вчера у нас с дочерью был важный разговор, как обычно между делом. Он не про вранье, но про доверие тоже:
-А если я на тебя ругаюсь, что это значит?
-Это значит, что я сделала что-то плохое.
-Не всегда.
-Не всегда? - у нее такие глаза по пять копеек.
-Иногда я на тебя ругаюсь, потому что мне плохо.
-Правда? Как это?
-Потому что я очень устала, и меня все раздражает, и я начинаю ругаться там, где в другой день я бы не ругалась, а попробовала договориться.

Ну мы там еще пообсуждали, как отличить, когда я ругаюсь за ее косяк, а когда - просто так. Но у нее есть, кстати, классный способ меня остановить: когда я повышаю голос она мне говорит: "Что ты кричишь, как орел?", и я начинаю смеяться. Потому что я когда говорю слишком громко мой достаточно низкий голос правда повышается. Наверное, похоже на орла.
promo imja july 2, 2021 18:52 236
Buy for 500 tokens
1.Моя первая книга о психотерапии, психотерапевтах, сексе, любви и родителях. увы, тираж раскуплен и существует лишь в электронном варианте за 200 рублей. 2.Письма к N - сборка моих стихов, маленькая и нарядная. Очень личные и не очень стихи за последние пять лет. И они могут быть у…
psy

Встреча в Типографии

если кто-то хочет со мной развиртуализироваться, просто встретиться или купить книжку про отношения по весенней цене - с 16 до 18:30 в воскресение 22 марта я буду с барышней в "Типографии" на Белорусской.

Если вы хотите книжку - напишите мне в комментарии или в личку, чтобы я знала, сколько захватить и захватывать ли вообще.
Можно приходить с детьми - там работают няни и устроены мастерклассы для ребят. В общем - велкам.
notlestening

И о женском

на этой неделе в детском саду меня обняла девочка - мы пришли с Сандрой, и я ее переодевала, а девочка просто что-то искала в своем шкафчике. Ну и я как-то привычно:
-Какая ты у меня красивая.
-Но все равно у нас А. самая красивая, - комментирует девочка. Я начинаю припоминать А. - это рыженькая девочка, вроде бы непримечательная ничем - в группе есть и поярче, и поинтереснее, даже если отвлечься от того, что Сандра, конечно, для меня лучше всех. Только вот одна вещь...
-Это из-за косы? - спрашиваю.
-Ну да, у нее коса самая длинная. А еще платья красивые всегда. И помада у нее есть. И лаки! А у меня нет...
-Нет, - говорю - единого критерия красоты. Косу каждая может отрастить. И платье красивое надеть. И губы накрасить. Красота - у каждого в своем. У кого-то глаза большие, у кого-то - волосы густые, кто-то лучше буквы знает, кто-то танцует лучше, кто-то стихи читает - и каждая по-своему в этот момент красивая.
-И я красивая? - спрашивает девочка.
-Конечно. И ты красивая. Очень красивая.
-Спасибо! Мне никто этого не говорил! - и обняла.

А я стояла со слезами на глазах и думала, что вот оно уже - здесь. Длинные волосы, красивые платья, помада, лак для ногтей. Осталось еще только каблуки добавить. Журнал "Космо" в полный рост. И вечный бег за идеалом, которого не достичь, потому что никто и никогда не будет выглядеть как Наталья Водянова на обложке. Даже сама Наталья Водянова - потому что грим и фотошоп. И вечная невозможность посмотреть и увидеть себя хорошим.

И посторонние, которые только на похоронах разрешают себе сказать что-нибудь в духе "она была красивой" или "она была доброй". А пока человек живет - только "конструктивная" критика.
В общем, бедные девочки. И бедные мальчики.
И бедные мы.