March 3rd, 2014

together3

Про брак

я выросла с идеей о том, что брак все меняет. Что это такая точка невозврата. Как и потеря девственности. И поступление в институт. И что-то еще - я уже не помню что.
Но брак был самой большой, пожалуй.

И многие мои клиенты приходят с этой идеей. Она старая - ведь раньше брак был одной из точек инициации и знаком больших перемен: женщина меняла все - место жительства, социальный статус, отношение к себе, образ жизни, а порой - и хозяина. И сейчас многие женщины - и я в том числе - ожидают, что с браком что-то кардинально иное произойдет. И у некоторых происходит: если выйти замуж "рывком", уйди от родителей в совместную квартиру и оставив учебу, например, это будет мегасобытие.

Но когда встречаются взрослые люди, ничего такого может и не произойти: работа какой была, такой и останется, внешность - не изменится, состояние души - если вы знакомы год или два - оно уже либо изменилось, либо нет. Если женщина уверенна в себе и бережет себя, не играя в суперигру "прощать и терпеть" - брак кардинально не изменит и ее личность.
Может что-то стать проще. Например, можно забирать паспорт мужа из визового центра.
А еще можно связать себя с унижающим и обесценивающим насильником или начать играть в гендерные игры типа "осесть дома с ребенком, никуда не выходя, пока муж работает и ревновать его к каждому дереву", можно отказаться от общения с другими мужчинами и страдать от того, что больше никогда не будет конфетно-букетного периода, а можно просто строить "прочную ячейку общества", про которую постоянно шутят в КВН, где жена все время выдвигает претензии и подозрения, а мужчина - оправдывается безумными версиями, но оба знают, что он ей врет.
Можно жить как мои родители - группой родственников, которые объединились, чтобы эффективно жить, выживать и воспитывать детей.

Для меня брак с моим мужем стал - во многом - большим открытием: когда мы пробрались через семейные и любовные истории друг друга, я в какой-то момент поняла, что - с одной стороны - он стал моим родственником, по-настоящему близким человеком, которому я доверяю - и документы, и деньги, и ребенка. А с другой стороны - он остался красивым мужчиной, с которым можно ходить на свидания, болтать обо всякой ерунде и смотреть кино.

Он принимает меня - такой, какая я есть, не пытаясь сделать лучше. И он научил меня принимать его.

И чем дальше, тем больше я понимаю, что ничего не может случиться в моей жизни, что изменит меня кардинально. Все меняет меня - множество разных ситуаций, произошедших в моей жизни привели меня туда, где я нахожусь. И ни одна из них. Это - удивительная магия.
promo imja july 2, 2021 18:52 236
Buy for 500 tokens
1.Моя первая книга о психотерапии, психотерапевтах, сексе, любви и родителях. увы, тираж раскуплен и существует лишь в электронном варианте за 200 рублей. 2.Письма к N - сборка моих стихов, маленькая и нарядная. Очень личные и не очень стихи за последние пять лет. И они могут быть у…
psy

Уйти нельзя остаться

заказной пост

Мне очень интересно почитать о насильнике-жертве. Точнее о том, как жить, если из непосредственных отношений уже вышел, но гипотетическая ситуация контакта и насилия сохраняется, потому что есть связующее звено. Например, папа-алкоголик/бывший муж, который бил или кто угодно иной продолжает жить на соседней улице и вполне могут вновь войти в жизнь жертвы. Как продолжать жить, принимая адекватные меры безопасности, но не подчинять всю жизнь этим мерам. И оставаться именно в адеквате, не демонизировать насильника и не впадать в паранойю.

Очень сложный вопрос для меня.
Особенно труден он в аспекте отношений ребенок-родитель. Вот, допустим, мы с клиентом разобрались, что его биологическая мать никогда не была для него социальной матерью, а все ее действия были направлены во вред, на разрушение личности и картины мира ребенка. Что делать, если он продолжает жить вместе с ней в одной квартире, и ему некуда уезжать?

Для меня это вопрос соотношения реальной угрозы и субъективной картины мира.
Например, моя бабушка очень часто говорила, что ей было некуда деваться - куда она пойдет одна с тремя детьми? Однако по факту они всегда жили на ее зарплату и без дедушки - потому что свою зарплату он пропивал, а дома присутствовал исключительно в виде вдребезги пьяного в бессознательном состоянии полутрупа.
Поэтому к фразе "Некуда деваться" я всегда отношусь с некоторой долей скепсиса - чаще всего она означает, что данный человек не готов к решительным действиям, боится полностью разорвать отношения ну или просто не видит, куда можно двинуться. И лишь изредка бывает, что он действительно прикован цепью к батарее или страдает от какого-то тяжелейшего заболевания, которое препятствует его жизни без насильника или вдали о насильника.
Другой вопрос - должна ли жертва, например, отказываться от своего образа жизни, привычного района или любимой работы для того, чтобы обезопасить себя. Я не знаю. С одной стороны - это кажется ужасно несправедливым. С другой стороны - сможет ли человек после длительного физического или эмоционального насилия хорошо освоиться в другом месте? Насильники часто используют этот козырь: "да куда бы ты ни пошел, все будут тебя лупить, потому что ты - тряпка" или "да кому ты нужен, кроме меня?". Но - по счастью - часто это вранье.
И каждый раз мы смотрим по ситуации: сколько ресурсов у этого человека, какие варианты изменить свой образ жизни он готов рассматривать, есть ли у него какие-то еще близкие, насколько он эмоционально сохранен и так далее.

Ну и, конечно, вопрос реальной угрозы. Одно дело, если человек действительно физически врывается в мою жизнь, угрожает мне, звонит моему начальнику, расписывает мой подъезд оскорблениями или выкрикивает за моей спиной гадости. Другое дело, если я могу просто встретить его на улице, и мне это будет неприятно. Или - что еще интереснее - если я сам звоню ему и расстраиваюсь.
В первом случае мне кажется вполне логичным как можно дальше уехать от этого человека или создать ему маскимальное количество препятствий для общения со мной - сменить номер телефона, обратиться в полицию, переехать - в общем, это та ситуация, в которой в Америке выписывают судебный запрет и присуждают моральный ущерб (по крайней мере, в кино). А во втором куда важнее внутренняя работа - как отпустить этого человека, почему я все еще для него уязвим, что бы мне хотелось изменить в себе?

Поэтому, я думаю, в такой ситуации имеет смысл задать себе несколько вопросов и максимально честно ответить на них:
1.Кто инициирует встречи с этим человеком (и есть ли они вообще? - если нет, то следующие вопросы можно опустить и сразу идти к психологу, как и в случае, если общение инициирую я)?
2.Угрожает ли он мне физически? (если да - это надо записывать и обращаться в полицию)
3.Использует ли он при общении со мной оскорбления, унизительные обороты, обесценивает ли меня и мою жизнь? (если нет - это снова к психологу)
4.Могу ли я эффективно противостоять ему?
5.Изменит ли эту ситуацию переезд, смена телефона или другие физические препятствия по общению со мной?
6.Если да на предыдущий вопрос - есть ли у меня ресурсы для того, чтобы сделать это? (знаю ли я, как изменить номер, кем я могу работать в другом городе или как мне сменить текущее место работы, могу ли я пожить в другом месте - например у друзей или родителей, могу ли я просто сдать эту квартиру и снять такую же в соседнем районе, о которой этот человек не будет знать?)
7.Если ресурсов нет - знаю ли я, что нужно сделать, чтобы они появились (сменить работу, получить дополнительное образование, выучить язык, обратиться к психологу, найти друзей и так далее)?
8.Если я все знаю и умею - понимаю ли я, что я обладаю всеми этими знаниями и умениями? Опираюсь ли на них?
9.Если я не знаю и не умею - есть ли у меня информация о специализированных центрах, бесплатных психологах-консультантах и платных терапевтах в моем городе? Если есть - вперед. Если нет - то лучше заняться этим прямо сейчас.

По результатам этих вопросов можно хотя бы приблизительно оценить, насколько моя проблема внешняя или внутренняя и куда с ней идти.

По своему опыту я могу сказать, что самый эффективный способ - это переехать в другой город или хотя бы район, где есть хотя бы один знакомый человек или дело. Физическое удаление многое упрощает.
А потом уже идет терапия, обучение или поиск новой работы, новых родственников, друзей и любимых.

Но, к сожалению, для многих людей в созависимости он очень труден.