February 17th, 2014

psy

Ограничения психотерапевта

порой мне пишут или звонят люди в острых состояниях и просят консультации. И иногда я соглашаюсь, а иногда отказываюсь. И, как правило, это вызывает сильные чувства.

Я их принимаю с сочувствием: мои читатели и другие знакомые люди не обязаны знать о моих технических и этических ограничениях и не обязаны их учитывать. А я обязана. И если я не буду выдерживать эту границу, то выдерживать ее будет некому. А выдерживать ее необходимо.

Итак, с чем я не работаю и почему я могу отказаться взять клиента:
-острое психическое состояние. Если у клиента бред, дереализация, галлюцинации, тяжелая депрессия, сильные психосоматические реакции (например, паралич) - я не могу с ним работать. Я, как психотерапевт, могу с ним работать после консультации соответствующего специалиста - как физиотерапевт может работать после консультации с травматологом или хирургом. Но ни в коем случае не наоборот;
-разовое или длительное употребление наркотических или тяжелых медицинских препаратов. Я специально изучала фармакологию, чтобы представлять, что происходит с клиентом, который принимает нейролептики или любые другие лекарства для мозга, но я не могу работать ни с какими химическими зависимостями. Просто потому, что не могу. Недостаточно компетенции;
-острый семейный кризис, особенно при включенности детей или недееспособных членов семьи. Одно дело, если я с клиентом работаю, и он внезапно разводится, ругается с детьми и так далее - его реакции и семейную ситуацию я хотя бы как-то представляю и могу предсказывать его собственное поведение, плюс обычно начинаю интенсивно читать всякую литературу по работе с такими ситуациями. Другое дело - если мне нужно с этого начинать. Я не семейный терапевт и не могу с порога представить конструкцию семьи, а также то, что в ней происходит и почему. И я - честно говоря - не готова нести ответственность за то, что я дам какие-то рекомендации по диалогу с подростком, перебивающие, например, интуитивные знания его родителей, а он устроит суицид;
-я практически не работаю с парами. Не потому, что не могу, а потому, что не хочу - это совсем другие энергозатраты, поэтому с парами лучше работать двум терапевтам;
-работа с сиротами. Если со взрослыми приемными детьми и детьми, у которых были отчимы или мачехи, или только один родитель я знаю, что делать, то люди, которые выросли в детских домах, вызывают у меня много сложностей - порой у меня возникает ощущение, что у них нет каких-то базовых вещей, на которые я обычно опираюсь в работе. При этом у них есть какие-то другие вещи, которые используют опытные терапевты, работающие в этой сфере - я была на мастерклассе, посвященном таким темам, и это было интересно. Но все-таки я считаю, что тут нужны компетентные специалисты;
-я не работаю со знакомыми и знакомыми знакомых. Я это проверила на своем опыте - это плохо и вредно;
-вообще работа с экстренными ситуациями. Я умею закрывать травмы и кризисы, но для этого у меня должна быть возможность контактировать с человеком хотя бы несколько раз. На разовую консультацию, честно говоря, я брать клиентов с острыми кризисами не люблю - потому что фиг знает, как наше слово отзовется. При нескольких встречах какие-то неточности можно скорректировать, при разовой - нельзя.
Я сама опытный бывший суицидник, поэтому знаю, что в некоторых ситуациях в остром состоянии от контакта с психологом мне становилось хуже. И я абсолютно была уверена, что я смогу со всем справиться, если терапевт со мной поговорит, а в итоге выяснялось, что я была в остром состоянии, очень плохом, и от того, что происходило в контакте, мне становилось еще хуже. это ни разу не закончилось моей смертью, но это не значит, что нет людей, которые хуже справляются с такими ситуациями, нежели я.
Плюс я знаю, что есть специально обученные люди, которые с этим контактируют много, у них есть разные подготовленные сценарии для работы с такими состояниями.

Я против идеи о том, что людям могу помочь только я. Потому что это очевидно неправда.
Потому что я вижу, как себя чувствуют терапевты, которые бросаются на амбразуры и закрывают ее своим телом: работают с очень тяжелыми клиентами, работают по ночам, разрешают звонить клиентам в любое время. Это очень выматывает и разрушает самого терапевта.
Это не значит, что то, что они делают, не является отчасти подвигом. Они молодцы, и это правда.
Но я так не хочу - потому что я знаю, что я и так порой в работе с клиентами хожу по грани - потому что работы бывает много и она часто тяжелая, - за которой я просто свалюсь без сил. У меня правда есть божественная часть, которая иногда говорит: "давай сделаем еще немного, мы сильные и справимся", а потом я весь выходной день тупо сплю или смотрю в стену, потому что больше ничего не могу.
Если я начну вкладывать в это чуть больше - я перейду границы своей компетентности и либо уйду в спасительство (а это очень страшно - специалист с идеей, что он может и должен спасти всех), либо сгорю и вообще потеряю возможность работать с людьми.

И поэтому я просто говорю потенциальным клиентам: если терапевт отказывает вам в работе с вами, скорее всего, он это делает для вашей пользы. Я знаю, что такой отказ причиняет боль.
Но увы, терапевты не боги. Они не могут всего.
Хотя им и хочется.
promo imja july 2, 2021 18:52 236
Buy for 500 tokens
1.Моя первая книга о психотерапии, психотерапевтах, сексе, любви и родителях. увы, тираж раскуплен и существует лишь в электронном варианте за 200 рублей. 2.Письма к N - сборка моих стихов, маленькая и нарядная. Очень личные и не очень стихи за последние пять лет. И они могут быть у…