Адриана Имж (imja) wrote,
Адриана Имж
imja

Categories:

Глубина травмы

знаете, я порой сама не могу понять свое отношение к классическим способам терапии и некоторым терапевтам.

С одной стороны - прошлое очень важно. Наши травмы и наши шрамы определяют нас ничуть не меньше, чем генетический код. Иногда - больше.
И я прекрасно понимаю, что порой без осознания причин и следствий травмы невозможно никуда продвинуться в терапии.

Но часто я сталкиваюсь с очень странной для меня ситуацией, когда за осознанием травмы ничего не происходит. Особенно это касается линии некоторых терапевтов, которые очень нарядно открывают травму, всесторонне изучают как и при каких обстоятельствах она произошла, а потом - словно бы не знают, что делать дальше. Как будто они ожидают, что само это осознание исцелит клиента. "О, меня изнасиловал отчим, когда мне было три года, теперь мне все ясно, спасибо, вот ваши деньги".
Разумеется, осознание причин и следствий, в общем-то, продвигает. Но не исцеляет.
И мне кажется безумным на слова клиента "У меня проблемы с моим начальником" искренне отвечать из раза в раз: "О, ну вас же изнасиловал отчим в три года, у вас же проблема с доверием, не забыли?".
И порой человек, до того прикрытый защитами, осознав какие-то ужасные вещи начинает страдать еще больше. И если ничего с этим не сделать, то и происходит та самая ретравматизация.

Поэтому, с моей точки зрения, задача терапевта не расковырять рану, а сделать нечто совершенно противоположное. В ряде случаев я вообще считаю бессмысленным раскапывание до самого начала: тут я использую метафору большого и жесткого шрама, и достаточно сделать его меньше и вернуть подвижность той зоны, где он возник, для чего травмировать заново совсем необязательно.
Особенно осторожной я стараюсь быть с такими темами как родительский абьюз, инцест, сексуальное насилие.

Здесь я стараюсь сначала выстроить безопасный плацдарм, с которого уже можно выходить и возвращаться в тяжелые воспоминания, злость, беззащитность. Но и в этих случаях я считаю наиболее важным сконцентрироваться не на том, что это было и это было ужасно, а на том, что есть сейчас, насколько это прошлое мешает целям и планам человека, и как это влияние уменьшить или отменить.

Для меня здоровье - это счастливая собственная жизнь, когда прошлое остается в прошлом, и уже нет желания начинать разговор с того, что у меня была травма, а потому со мной нужно обращаться особенно осторожно.
Для меня примером такой жизни, наверное, был и остается Виктор Франкл, чью позицию я понимаю примерно так: "Да, я был в концлагере. Да, это было ужасно. Но пребывание там - это все равно моя жизнь, мой опыт, мои чувства, мои силы. Я выжил и справился - эти люди и эти события не смогли меня сломать. А значит, это время и этот опыт все равно ценны".
И одна из моих задач в терапии - вернуть человеку его ценность, его значимость, его чувство самого себя.

Я уже писала это, но не устану повторять, что я считаю это самым важным и самым драгоценным. Потому что я искренне верю, что ничего дороже и важнее у нас нет.
Tags: психотерапия
Subscribe
promo imja july 2, 2021 18:52 236
Buy for 500 tokens
1.Моя первая книга о психотерапии, психотерапевтах, сексе, любви и родителях. увы, тираж раскуплен и существует лишь в электронном варианте за 200 рублей. 2.Письма к N - сборка моих стихов, маленькая и нарядная. Очень личные и не очень стихи за последние пять лет. И они могут быть у…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments